Имеющиеся данные позволяют более или менее достоверно судить только о платфор-менном этапе развития рассматриваемого района, начавшемся в середине протерозоя и продолжающемся до настоящего времени. В архее и в первой половине протерозоя здесь, по-видимому, имели место геосинклинальные условия; процессы накопления мощных осадочных и эффузивных толщ неоднократно сменялись эпохами орогенеза и интенсив-ной интрузивной деятельности. Это привело в середине протерозоя к консолидации Рус-ской платформы, кристаллический фундамент которой сложен сильно дислоцированными и глубокомета-морфизованными породами архея и нижнего протерозоя.

Дальнейший платформенный этап развития характеризовался наличием колебатель-ных эпейрогенических движений различной амплитуды, которые обусловили цикличное строение всей осадочной толщи. При этом выделяются циклы различных порядков. Наи-более крупные колебательные движения приводили к чередованию длительных - охваты-вавших несколько геологических периодов - этапов осадконакопления, происходивших в основном в эпиконтинентальных морских бассейнах, с не менее длительными перерывами, в течение которых размывалась часть накопившихся ранее осадков (циклы первого порядка). Колебательные движения меньшей амплитуды проявлялись в возникновении на фоне этих крупных ритмов более мелких, охватывавших несколько эпох (циклы второго порядка), а внутри них - циклов третьего порядка, соответствующих веку или части века. Первый крупнейший цикл осадконакопления охватывает период от позднего рифея до ордовика и отделяется от следующего цикла длительным перерывом (верхний ордовик - нижний девон).

В рифейское время осадконакопление происходило, по-видимому, в пределах Мос-ковского грабена, испытывавшего интенсивное погружение. Значительно южнее рас-сматриваемого района происходило, вероятно, не менее интенсивное поднятие, вызвав-шее снос большой массы обломочного материала. Накопление его в морских бассейнах, занимавших погружающиеся части платформы, привело к образованию мощных (до 1000 м и более) терригенных толщ сердобской и полесской серий. Вероятно, местами в это время происходили и подводные извержения. К концу рифея рельеф в области сноса был, вероятно, значительно снивелирован, а прогибы заполнены осадками. Местами на поверхности кристаллических пород форми-ровалась довольно мощная кора выветривания.

После кратковременного поднятия, завершившего рифейский этап развития платфор-мы, вся рассматриваемая территория испытала новое погружение и была занята эпикон-тинентальным морским бассейном, который с двумя довольно значительными перерыва-ми (конец вендского времени и вторая половина кембрия) продолжал существовать до конца среднего ордовика. В вендское и кембрийское время здесь происходило накопле-ние песчано-глинистых отложений, почти лишенных органических остатков, и имели место подводные извержения.

В ордовике образовалась мощная толща преимущественно карбонатных осадков с обильной и разнообразной морской фауной но в Подольском районе она не сохранилась. В это время происходило сокращение морского бассейна, а их отсутствие объясняется последующим размывом. В примыкавших к Русской платформе геосинклиналях каледонская складчатость вызвала поднятие, следствием которого был длительный континентальный перерыв, охватывавший поздний ордовик, силур и ранний девон.

Новое крупное опускание платформы началось в среднем девоне и продолжалось с небольшими перерывами до конца палеозоя. За это время накопилась мощная (более 1500 м) толща морских, преимущественно карбонатных отложений; терригенные, континен-тальные и прибрежно-морские отложения имели подчиненное значение. Внутри этого цикла осадконакопления первого порядка выделяются четыре цикла второго порядка, разделенные периодами полного осушения района и частичного размыва накопившихся ранее осадков. Первый из них, охватывающий средний и верхний девон и турнейский ярус нижнего карбона, в свою очередь четко подразделяется на циклы третьего порядка. Два таких цикла выделяются в среднем девоне и по два цикла - во франском, фаменском и турнейском веках.

Максимумы трансгрессий приходятся на следующие периоды: на раннеэйфельское время - ряжского горизонта; на границу эйфельского и живетского веков - мосоловский и черно-ярский горизонты; на среднефранское время - рудкинский горизонт; на конец франского века - ливенский горизонт; на конец раннефаменского времени - елецкий горизонт; на вторую половину фаменского века - кудеяровские слои; на конец раннетурнейского времени - упинский горизонт; на середину позднетурнейского времени - чернышинские слои. Трансгрессии проявляются в разрезе карбонатных отложений обильной и разнообразной фауной открытого моря.

Наиболее крупные регрессии отмечаются: в середине эйфельского века - нижняя часть морсовского горизонта; на границе живетского и франского веков - ястребовский и нижнещигровский горизонты; в начале верхнефранского времени - петинский горизонт; в начале фаменского века - задонский горизонт; в середине фаменского века - орловско-сабуровские слои; в конце фаменского века - озерские слои и в начале позднетурнейского времени - агеевские слои.

Регрессии фиксируются появлением в разрезе сульфатных, а иногда и галогенных лагунных отложений (нижняя часть морсовского горизонта, озерские слои), терригенных континентальных (петинский горизонт, агеевские слои) или прибрежно-морских отложений (ястребовский и нижнещигровский горизонты, орловско-сабуровские слои).

Поднятие платформы, происходившее в конце турнейского века, привело к перерыву в осадконакоплении, охватывавшему конец турнейского и начало визейского веков. В это время были почти повсеместно размыты верхнетурнейские отложения, а на востоке района, где амплитуда поднятия была больше, также и нижнетурнейские. К концу этого периода уже была выработана система речных долин, глубоко врезанных в породы турнейского яруса, а местами - и в озерско-хованские слои верхнего девона. В дальнейшем эти долины заполнились визейскими осадками. Известняки турнейского яруса и озерско-хованских слоев верхнего девона местами были сильно закарстованы.

Следующий цикл второго порядка начался с накопления континентальных малинов-ских и бобриковских отложений, которые сменились морскими (преимущественно карбонатными) тульскими, окскими, серпуховскими и протвинскими отложениями. Цикл закончился новым крупным континентальным перерывом на границе раннего и среднего карбона, что привело к отсутствию в рассматриваемом районе морских осадков позднего намюра и башкирского века. Возможно, что в начале башкирского века в северной части района имела место кратковременная морская трансгрессия; однако данные о наличии здесь морских башкирских отложений нельзя считать вполне достоверными. В это время снова были выработаны очень глубокие (более 100 м) узкие долины, которые в начале следующего цикла заполнились аллювиальными осадками конца башкирского века и прибрежно-морскими отложениями начала московского века (верейский горизонт). На междуречьях в это время формировалась кора выветривания (высоковская толща) и получили широкое развитие карстовые процессы.

Третий цикл второго порядка, начавшийся накоплением упомянутых выше континентальных и прибрежно-морских осадков, охватывает московский век среднего карбона, позднекаменноугольную эпоху и значительную часть раннепермской эпохи, когда отлагались преимущественно карбонатные осадки. Он закончился накоплением сульфатных лагунных отложений сакмарского яруса, за которым последовало осушение района.

Внутри этих двух крупных циклов четко вырисовываются более мелкие, каждый из которых соответствует горизонту или части горизонта. Так, в визейском ярусе тульский, алексинский, михайловский, веневский и тарусский горизонты начинаются с терригенных контидентальных или прибрежно-морских отложений и заканчиваются карбонатными осадками открытого морского бассейна. Не менее четко эта цикличность проявляется в среднем и верхнем карбоне, где среди карбонатных отложений выделяется ряд пестроцветных пачек, сложенных мергелями, глинами, а иногда и песками, свидетельствующих о сокращении площади морского бассейна. Внутри карбонатных пачек нередко наблюдаются следы еще более мелких колебательных движений, вызывавших обмеление морского бассейна - прослои стигмариевых известняков в михайловском горизонте визейского яруса, автохтонные известняковые конгломераты в среднем и в верхнем карбоне и т. д.

После континентального перерыва, охватывавшего артинский, кунгурский и уфим-ский века и связанного с поднятием платформы, отражавшем начало герцинской склад-чатости на Урале, в казанском веке происходила кратковременная трансгрессия, но По-дольский район она, по-видимому, не захватила. Однако, очень скоро в связи с продол-жавшейся герцинской складчатостью и вызванным ею поднятием платформы море вновь отступило. В это время размывались накопившиеся ранее отложения. В этот дли-тельный континентальный период снова выработалась система глубоко врезанных реч-ных долин, в конце средней юры заполнившихся мощной (до 70-80 м) толщей аллюви-альных и озерных отложений. На междуречьях местами накапливались болотные отложе-ния (лигниты, железные руды), а в слагающих междуречья карбонатных отложениях де-вонской и каменноугольной систем широкое развитие получили карстовые процессы.

В начале поздней юры (ранний келловей) с востока в рассматриваемый район про-никла трансгрессия. В среднем келловее она, по-видимому, захватила почти всю рас-сматриваемую территорию. Морские условия в общем преобладали в течение всей поздней юры и раннего мела. Однако в результате продолжавшихся колебательных дви-жений многократно происходили кратковременные осушения бассейна, в результате чего осадки почти каждой зоны лежат на подстилающих породах с размывом. Один из наиболее значительных размывов имел место на границе кимериджского и нижневолжского веков, в результате этого размыва в южной половине района были почти повсеместно уничтожены кимериджские отложения, а вымытые из них фосфоритовые конкреции сгружены в основании нижнего волжского яруса. Не менее значительные перерывы происходили на границе юрского и мелового периодов в готеривском веке и в конце апта. На это указывает трансгрессивное залегание осадков валанжина, почти повсеместное отсутствие готеривских отложений, наличие континентальных аптских отложений и трансгрессивное залегание осадков альба.

Морские условия продолжали существовать и в позднемеловое время; между ярусами здесь также наблюдаются перерывы в осадконакоплении. Однако поступление в морской бассейн терригенного материала в этот период сильно сократилось; в связи с этим в туроне отлагалась мощная толща писчего мела, а в коньякском и сантонском веках толща трепелов и опок. Увеличение в северном направлении роли терригенного материала показывает, что область сноса в это время находилась севернее рассматриваемого района.

Во второй половине позднемеловой эпохи и в течение палеогена на всей рассматри-ваемой территории господствовали процессы размыва. К концу палеогена, вероятно, уже выработался сильно расчлененный эрозионный рельеф; в конце олигоцена в речных долинах района началось накопление континентальных аллювиальных отложений. В конце плиоцена рассматриваемый район, по-видимому, испытал новое поднятие, в результате которого были значительно размыты неогеновые отложения и выработана система глубоких (более 100 м) речных долин, заполнившихся четвертичными отложениями.

В четвертичное время описываемая территория испытала мощное воздействие не ме-нее чем трех материковых оледенений, обусловивших весьма своеобразные условия на-копления отложений. Днепровское и Окское полностью покрывали Московский регион, а московское захватывало его большую часть.

К.т.н. Парфенов А.А.